Как говорить с подростком о контрацепции (и давать ли ему на это деньги)

Как говорить с подростком о контрацепции (и давать ли ему на это деньги)

Со старшим сыном у нас первый разговор о сексе состоялся, когда парню было года два или три: мы смотрели Animal Planet, а там показывали, как рожает антилопа.

— Из попы? — изумился ребенок.

— Нет, ты чего, — поправила я. И достала детский анатомический атлас…

В пятом классе мой сын перевелся в биологический лицей, написал ворох исследовательских работ и выиграл пару олимпиад. Дискуссию о спирохетах и нейссериях мы с ним запросто могли вести прямо за обедом — так что младший сын (совсем не биолог, а наоборот, компьютерный гик) классу к третьему тоже все знал об опасности половых инфекций. Теоретически.

А в девятом классе мой старший мальчик влюбился. И я внезапно обнаружила, что говорить с ребенком о контрацепции «вообще», абстрактно — это совсем не то же самое, что говорить с ним о его личной контрацепции
Потому что в первом случае это ЗОЖ или наука, а во втором — вмешательство в личную жизнь. То есть ты можешь быть уверен, что твой ребенок осведомлен о необходимости барьерной контрацепции, но ты никогда не можешь быть уверен, что он ее использует. Спрашивать об этом я считала грубым нарушением границ. Подсовывать презерватив в рюкзак — тем более: мне со второго класса запрещено шариться по детским шкафам и рюкзакам. Как же быть?

Как и когда начинать разговор
Я прекрасно понимаю, что не у всех подростков мамы врачи или медицинские журналисты. Так что рассчитывать на тотальную теоретическую осведомленность внутри семьи не приходится. Школа от этой темы отбрыкивается изо всех сил. Более или менее ответственно к делу относится Минздрав: осмотр гинеколога и уролога-андролога предусмотрен плановой детской диспансеризацией в 14 и в 15 лет.

Проблема лишь в том, что во время массовых осмотров (хорошо, если в поликлинике, а то зачастую — прямо в школе) доктора не особенно вникают в подробности и уж точно не настроены на профилактические беседы и секс-просвещение.
Поэтому, наверное, лучшее, что может сделать ответственный родитель, — это за год до плановых мероприятий отвести ребенка к своему проверенному врачу на платный прием.

Во-первых, пусть у тинейджера будет время и возможность задать доктору вопросы и поделиться сомнениями относительно собственного тела, во‑вторых, пусть он привыкнет считать профосмотры нормальными плановыми мероприятиями, не обязательно связанными с сексом. А в-третьих, массовая диспансеризация в «плановом» возрасте не ввергнет детку в шок.

Увы. Загвоздка в том, что не у каждой мамы есть «свой» гинеколог. А о «своих» андрологах у пап даже говорить смешно. Не доросли мы в массе до такой роскоши. И все же у наших детей, по сравнению с нами в их возрасте, есть стартовое преимущество — Интернет. Да и по телевизору постоянно крутят рекламу Durex — так что современные дети, по меньшей мере, знают, что такая вещь, как презерватив, существует и защищает от нежелательной беременности. Правда, из телерекламы можно заодно сделать вывод, что от инфекций, передающихся половым путем (ИППП), защищает мирамистин — так что хорошо бы родителям все же бдить и комментировать.

Кстати, телереклама — неплохой повод вообще хоть как-то затронуть эту тему, если раньше говорить о сексе и контрацепции в семье было не принято.Ну да, в идеале об этом надо было разговаривать, как о явлениях совершенно естественных и потому не стыдных, лет с двух. Но если ребенку уже 12, то два ему больше не будет — и надо исходить из реальных обстоятельств.

Универсальных советов нет: степень доверия, отношение к сексу и уровень собственной осведомленности в разных семьях разные. Кто-то может запросто говорить об этом (в основном, конечно, журналисты, чуть реже — врачи), кто-то невзначай подсовывает детям книжки, кидает ссылки на статьи по теме или на ролики в YouTube, кто-то считает лучшим решением оставить на видном месте презерватив (или подсунуть его в карман недорослю). И все эти методы имеют своих сторонников и противников.

Говорить лично
В моей родительской семье тема секса была табуирована: о менструации мне рассказал гинеколог на диспансеризации (успел!), о сексе — подворотня (на самом деле, подружки в пионерском лагере, но сути это не меняет). И страшно подумать, как бы сложилась моя жизнь (в том числе и половая), если бы в 1989 году не появилась газета «СПИД-инфо», а в 1991-ом — Российская ассоциация планирования семьи. Собственно, они первыми в стране и начали говорить о различных методах контрацепции (за что их и тогда, и до сих пор обвиняли в пособничестве Западу и намерении уничтожить население России).

Жизнь страны, кстати, за отчетные 30 лет более или менее наладилась: рождаемость, конечно, не ахти как выросла, но ежегодное количество абортов, по данным Росстата, сократилось в 8 (восемь!) раз.
Причем чаще аборты делают женщины около 30+. Более юные грамотно используют контрацептивы. Так что, возможно, нам действительно нечего рассказать своим детям?

Но я, травмированная в детстве дефицитом информации, была одержима идеей донести до собственных детей всю правду. И, как водится, считала эту идеологию единственно верной. Пока однажды моя подруга (тоже журналист) не рассказала, почему не говорит о сексе с собственными детьми.

Алина Ф. (38 лет): «Когда у меня начались первые месячные, я была у бабушки. Бабушка открыла бутылку шампанского и прочла мне прочувствованную речь о том, что я теперь взрослая девушка, у меня совершенно другой уровень ответственности за свое тело и бла-бла. Она меня, 11-летнюю, предупреждала, что не стоит заниматься сексом или что надо хотя бы предохраняться. Дедушка пытался слиться со стенкой, бабушка его тоже призывала праздновать. «Лучше бы я умерла вчера», — думала я в этот момент».

После этого разговора я спросила у старшего сына (который биолог и с которым я никогда не стеснялась говорить на «неприличные темы»), как лучше всего говорить с подростками о контрацепции. «Лучше всего хорошую книжку подсунуть, — ответил он. — Там все систематизировано».

Подсунуть книжку
Или кинуть ссылку. Преимущества очевидны: во‑первых, не придется самим краснеть и заикаться; во‑вторых, как уже было сказано, там все систематизировано. И лишний раз свериться с книжкой или статьей на сайте подростку куда как проще, чем переспросить «об этом» у родителей. Недостатки очевидны только для таких контрол-фриков, как я: если ты лично выложил ребенку информацию, получил ответную реакцию, вы что-то по теме обсудили — это хоть какая-то гарантия, что материал усвоен. А если ты подсунул ему книжку или кинул ссылку в vk, то уже не узнаешь, открывал ли он ее вообще. А если открывал, то что именно прочитал? Все ли понял… Короче, опять надо разговаривать.

Светлана Б. (36 лет): «Классе в шестом я нашла в домашней библиотеке книжку Владимира Шахиджаняна «1000 вопросов про это». И я только совсем недавно поняла, что я ее не случайно нашла, а это мама подсунула. Сама-то она мне что-то, запинаясь, рассказывала про бабочек и пестики. Так или иначе, к 14 годам у меня была стойкая фобия беременности и к 18 про контрацепцию я знала больше некоторых взрослых».

Андрей О. (19 лет): «Мы с отцом друзья в VK — лет с 13 моих, наверное. Иногда обмениваемся разными прикольными ссылками (чаще — музыка и смешные ролики). Иногда среди этих ссылок оказываются статьи на тему медицины или законодательства… В целом я ему признателен за это. Но, мне кажется, он считает эту тему неприличной — и вслух мы ни об отношениях полов, ни о контрацепции не говорим».

Не тотально, но, подозреваю, в большинстве случаев подростки, которым только книжки подсовывали, рискуют остаться теоретиками. Они прекрасно осведомлены обо всех способах контрацепции, но они выросли в ощущении, что приличные люди об этом вслух не говорят. Они знают, что презерватив защищает не только от нежелательной беременности, но и от ИППП, однако они не в состоянии попросить этот полезный девайс в аптеке или, тем более, предложить партнеру его использовать. Поэтому, вероятно, вариант «подбросить ребенку презерватив» столь популярен даже у психологов.

Подбросить презерватив
Затея мне кажется довольно глупой: если вы никогда не говорили о необходимости барьерной контрацепции, то с какой стати ребенок будет пользоваться внезапным приобретением? А если воспользуется, то как вы об этом узнаете? А если узнаете, то следующий опять подбросите?

Артем Н. (23 года): «Я помню свою панику, когда впервые обнаружил презерватив в школьном рюкзаке. Классе в девятом, наверное. Дело было перед геометрией. Препод у нас был зверь, оценки за чертежи снижал со страшной силой, поэтому у всех отличников и претендентов на это звание всегда был с собой запас ластиков. И вот я ластик ищу в глубинах рюкзака — и не нахожу. Судорожно начинаю выгружать на стол всю мелочевку: шпоры с формулами, транспортир, флешка, пачка жвачки… И презерватив! Я понятия не имел, откуда он взялся в моем рюкзаке! Я решил, что кто-то из одноклассников спер одну резинку (ластик) и подбросил другую — такая шутка. Я затравленно озирался по сторонам, зажав в кулаке этот блестящий фантик, и искал, кто заржет. Но вроде никто не обращал на меня внимания, все готовились к уроку. Я спрятал презерватив в карман. Дома, не дойдя до своей квартиры, я выбросил эту штуку в мусоропровод. И до сих пор, кстати, не знаю, была ли это забота родителей или шутка друзей: не будешь же об этом спрашивать».

Ну, ладно, пусть будет не «подбросить», а вручить — в открытую. Чтобы ребенок не просто обнаружил средство защиты в нужный момент в нужном месте, но и знал, что вы одобряете и можно пользоваться. У меня лично на этот счет большие сомнения.

Во-первых, вручение презерватива — это, по большому счету, подстрекательство. Если ребенок в принципе знает, что эта штука нужна, он ее сам купит, когда она станет нужна ЕМУ. А если презерватив вручают родители (а ребенок еще и не планировал ни с кем любовью заняться), то у него может возникнуть мысль: «А не затянул ли я со своим целомудрием, если даже предки напоминают, что пора?»

Во-вторых, и родитель, и ребенок могут оказаться в дурацком положении, если предки опоздают со своим вручением. Деточка, может, уже год живет счастливо и свято блюдет все санитарные нормы, и вдруг приходит мама (папа) и говорит: «А вот тебе презерватив». Или там: «Презервативы в шкафчике на второй полке, бери сколько хочешь». Это будет означать, что вы ребенку не доверяете, умным его не считаете и даже самую взрослую сторону его жизни назойливо контролируете.

В-третьих, если вы показали тинейджеру тумбочку, из которой можно брать презервативы, то кто должен следить за своевременным пополнением запасов — вы или он? И до какого возраста?

Марина Слинькова психолог Центра Системной семейной терапии:

«Важно еще, как вручить. Если вы делаете это, краснея и смущаясь, то подаете подростку сигнал о постыдности секса. Если с угрозой и назиданиями — то он получает двойное послание: бери, но знай, что я слежу за тобой, и не вздумай воспользоваться… Но как подстрекательство это вряд ли сработает: скорее, наоборот — подростки склонны поступать «на зло», и раз родители намекают на секс, значит — нет, я сам решу, когда мне пора!»

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>