«Попа есть, а вагины нет»: Как говорить  с детьми о сексе

«Попа есть, а вагины нет»: Как говорить с детьми о сексе

Разговоры с ребёнком о теле, его органах и устройстве сейчас советуют начинать уже с двух лет, постепенно продвигаясь дальше, расширяя круг тем и понятий. Я считаю, что это правильно, потому что тема правда важная, и чем раньше начать диалог, тем лучше: телесность и всё, что с ней связано, не должна быть серым пятном в общении родителя и ребёнка. Я начала рассказывать дочери о теле как раз примерно с двух — двух с половиной лет. Это было странно, потому что со мной таких разговоров никто не вёл, у меня нет опыта получения такой информации от значимого взрослого, поэтому пришлось действовать по наитию.

Главное в этих наших разговорах — открытость и честность. Я активно не хочу, чтобы мой ребёнок испытывал стыд, связанный с телесностью, поэтому пресекаю любые намёки на это. Мы сами с мужем не стесняемся ребёнка: если она входит в комнату, когда кто-то из нас одевается, никто не выставляет её за дверь, не вопит «Не смотри!» и не пытается сделать вид, что произошло что-то ужасное. При этом я ей говорю о важности соблюдения границ и о том, что некоторые вещи мы не делаем у всех на глазах, но их можно делать наедине с собой — например, рассматривать себя, трогать и изучать. И если появляются вопросы — задавать их родителям. При этом я стараюсь не использовать в таких беседах выражения вроде «не стесняйся», потому что они всё-таки как бы намекают на то, что это лучше бы не обсуждать.

Когда ребёнок дошкольного или младшего школьного возраста спрашивает, откуда берутся дети, он вовсе не хочет говорить с вами о сексе. Скорее всего, его интересуют вопросы экзистенциального характера — откуда он действительно взялся на этом свете. Это вы знаете ответ, который может вогнать вас в краску, а он — нет. Поэтому достаточно дать любой ответ, который лично вас не смущает и кажется адекватным. На данном этапе достаточно в общих чертах обрисовать картину и, самое главное, передать отношение. Отношение — вещь невербальная. Важно, чтобы ребёнок понял из вашей мимики, настроения, голоса, что эта тема не запретная, что он не затронул ничего постыдного, смешного или опасного. Поэтому говорите ровно и так, как вам комфортно.

Не стоит затягивать с раскрытием этой тайны до школьного возраста. Лучше дать сыну или дочери доступную их возрасту информацию в тот период, когда ребёнок сам ещё не видит в ней ничего «такого». Тогда это знание будет воспринято нейтрально, как просто информация, без наслоений стыда и смущенного хихиканья. Про хихиканье он или она узнают от одноклассников, и лучше будет, если к этому моменту у ребёнка была уже сформированная спокойная позиция.

Все передовые мировые практики сводятся к тому, что чем раньше ребёнок будет узнавать о репродуктивном здоровье, тем лучше. Заведено, что мыть руки, чистить зубы и прочие привычки — это хорошо и говорить детям об этом важно, а вот как себя защитить от ИППП — почему-то табуированная тема. Совсем не обязательно ребёнку сразу рассказывать о видах секса и уж тем более о позах и прочем, но при этом важно говорить прямо и честно. Если говорить о точном возрасте, то я бы ставил планку в одиннадцать-двенадцать лет — в этом возрасте стоит рассказать о сексе как о процессе физиологическом, что куда и зачем, как себя защитить. До этого возраста нужно тоже быть предельно честными, но не уходить в подробности. Если ребёнок прямо спрашивает, откуда он появился, то обманывать про капусту его не стоит. Я бы сказал, что дети появляются из живота мамы.

Мне кажется, что сексуальное воспитание начинается совсем рано, с того момента, когда ты в разговоре с ребёнком начинаешь называть разные части его тела. Я называю половой орган своего сына словом «пенис» и призываю всех близких людей делать так же (и хотя сыну ещё нет двух лет, это слово он прекрасно знает). На мой взгляд, здоровый разговор о сексуальности начинается именно с этого — со способности называть части тела своими именами. И меня удивляет и коробит, что детский контент, с которым я соприкасаюсь, построен так, будто бы половых органов у ребёнка не существует.

У моего сына есть несколько энциклопедий для малышей из одной и той же серии — про лес, про животных, про ферму. Я хотела купить книгу этой же серии про тело человека, но выяснилось, что половые органы там просто не упоминаются, и передумала. Или, например, в образовательном мультфильме «Малышарики» есть серия про тело — там называют все части тела, но будто бы «забывают» о половых органах. Причём там есть чудесная песня со словами: «Ну а попа? Это попа. Попу тоже нужно знать. Попа — чтобы танцевать!» Почему попу нужно знать, но при этом делать вид, что пениса и вагины не существует? В общем, нет ничего стыдного в наличии у человека половых органов, и я постараюсь сделать так, чтобы мой ребёнок это знал.

О различиях между телами мальчиков и девочек дочь напрямую пока не спрашивала, но она в курсе, что у неё вульва и влагалище, а у мальчиков — пенис и яички. Об эвфемизмах, которыми называют эти органы, она тоже знает: поскольку многие ими пользуются, думаю, хорошо быть в курсе того, как могут называть половые органы. Дальше этот разговор ещё не зашёл, видимо, ей пока просто неинтересно. Но когда этот интерес проснётся, помогу разобраться.

Вообще про пол и гендер мы тоже с ней говорим. Например, она вместе со мной смотрит шоу Ру Пола и спрашивает, «почему мальчики превращаются в девочек». Я говорю, что им это нравится и так тоже бывает, можно быть мальчиком, но одеваться и выглядеть, как девочка. И наоборот

Как я уже сказала, накопленного практического опыта подобных разговоров у меня нет, поэтому я часто ищу какие-то подсказки, чтобы мне было легче, а ребёнку понятнее. Сейчас много классных инструкций на тему того, как говорить с ребёнком о сексе, можно найти в соцсетях психологов и педагогов. Советую, например, Юлию Ярмоленко, телеграм-каналы «Так геями и становятся» и «Нет значит нет», блог «Философия сексуальности». К сожалению, книг о сексе и согласии для детей на русском языке почти нет — видимо, скрепы делают своё дело. Но иногда можно что-то подыскать — есть хорошая книга «Давай поговорим про это», там как раз говорится и о различиях между мальчиками и девочками, и об отношениях, и о беременности.

Конечно, я буду разговаривать с ребёнком о принципе согласия. Начинать, мне кажется, можно с момента, когда он учится понимать слова и взаимодействовать с другими людьми. Мой план — объяснить сыну, что такое границы — свои и чужие. Я постараюсь донести до него, что принцип согласия работает в жизни вообще, а не только в сексуальной сфере: хорошо бы спрашивать согласия человека, если ты хочешь взять его игрушку, собираешься прикоснуться к нему или хочешь вовлечь его в игру. Это может звучать дико, ведь дети такие непосредственные существа, но я сделаю всё зависящее от меня, чтобы уважение к свободе другого человека было для моего сына тем, что само собой разумеется. О принципе согласия в сексуальной сфере я расскажу ему тогда, когда он начнёт интересоваться другими людьми в романтическом или сексуальном смысле.

Метки записи:  , , ,
Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>